Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Синопский бой 18 ноября 1853 года (ночь после боя). 1853

Опубликовано нелли урывская вход история одной картины · 21/2/2017 03:41:00
Tags: Айвазовский


Холст, мас­ло. Цен­траль­ный во­ен­но-мор­ской му­зей

4 ок­тяб­ря 1853 г Тур­ция объ­яви­ла во­йну Рос­сии. В свою оче­редь, Рос­сия 1 но­яб­ря 1853 г. объ­яви­ла во­йну Тур­ции,

В на­ча­ле во­енных де­йс­твий рус­ские во­йс­ка от­ра­зи­ли нас­туп­ле­ние ту­рец­кой ар­мии на ду­на­йс­ком те­ат­ре, фор­си­ро­ва­ли Ду­най и оса­ди­ли кре­пость Си­лис­трию. Од­нов­ре­мен­но они раз­би­ли ту­рец­кую ар­мию в За­кав­казье. Вы­да­юще­йся по­бе­дой Чер­но­мор­ско­го фло­та в первый пе­ри­од во­йны был раз­гром ту­рец­кой эс­кадры 18 но­яб­ря 1853 г. в Си­ноп­ском бою.

«Бух­та, из­вес­тная в глу­бо­кой древ­нос­ти как са­мая удоб­ная из всех на ана­то­ли­йс­ком бе­ре­гу, прикры­ва­лась с се­ве­ра го­ристым вы­со­ким по­лу­ос­тро­вом, самый же го­род, рас­по­ло­женный на уз­ком пе­ре­ше­йке, – ро­ди­на Мит­ри­да­та, ца­ря Пон­ти­йс­ко­го, и сто­ли­ца его цар­ства, – не­ког­да был мно­го­лю­ден, те­перь бы­ло в нем жи­те­лей ты­сяч две­над­цать. При­ле­гав­шая к Си­но­пу мес­тность бы­ла ле­сис­та, и от­ту­да вы­во­зил­ся лес. Здесь бы­ла и верфь для пос­тро­йки не­боль­ших су­дов. Длинный мол тя­нул­ся в бух­те вдоль бе­ре­га…

Ут­ро 18(30) чис­ла бы­ло мглис­то, се­ял­ся мел­кий дождь, ви­ди­мость бы­ла сквер­ная... Но при всем этом дул самый бла­гоп­ри­ятный для на­па­де­ния на су­да в Си­ноп­ской бух­те ве­тер – норд, хо­тя и шква­листый; вре­ме­на­ми он ре­вел глу­хо, как в ле­су, в снас­тях вось­ми рус­ских су­дов, вре­ме­на­ми сла­бел…

Ког­да на­ча­лось дви­же­ние рус­ских су­дов, шел уже две­над­цатый час. Про­дол­жал ид­ти дождь, про­дол­жал гу­деть поры­вистый ве­тер; ко­манды всех вось­ми ко­раб­лей бы­ли при­под­ня­то нас­тро­ены: ник­то не сом­не­вал­ся в по­бе­де; од­на­ко не вся­кий был уве­рен в том, что уце­ле­ет в бою, а на суд­но под ви­це-ад­ми­раль­ским фла­гом, на «Ма­рию», гля­де­ли нап­ря­жен­но, чтобы не про­пус­тить сиг­на­ла к на­ча­лу боя или пос­лед­них важных при­го­тов­ле­ний к не­му…

Чтобы не под­вер­гать су­да сво­его от­ря­да де­йс­твию двух пе­ре­довых ту­рец­ких ба­та­рей, На­хи­мов про­шел ми­мо них в рас­сто­янии боль­шем, чем ми­ля. Хо­тя огонь ими и был открыт, – на­ряды не до­ле­та­ли… За­то чуть толь­ко оба флаг­ман­ских ко­раб­ля, «Па­риж» и «Ма­рия», по­дош­ли на пу­шечный вы­стрел к се­ре­ди­не по­лу­ме­ся­ца ту­рец­ких су­дов, как с флаг­ман­ско­го фре­га­та «Ауни-Ал­лах», на ко­то­ром был ви­це-ад­ми­раль­ский флаг Ос­ма­на-па­ши, раз­дал­ся первый вы­стрел. Вслед за ним зас­вер­ка­ла, заг­ро­хо­та­ла, за­пе­ни­лась, зады­ми­лась вся бух­та.

Ко­ман­диры ту­рец­ких фре­га­тов и кор­ве­тов стре­ми­лись со всею пос­пеш­ностью вос­поль­зо­вать­ся вы­го­дой сво­его по­ло­же­ния. Их су­да сто­яли уже в бо­евом строю, ох­ваты­ва­ющем две па­рал­лель­ные ко­лонны рус­ских су­дов, ко­торые должны бы­ли еще стро­ить­ся в бо­евой по­ря­док, не­из­беж­но та­кой же самый, как и у их про­тив­ни­ка: по­лу­ме­сяц про­тив по­лу­ме­ся­ца, мень­ший по ду­ге про­тив боль­ше­го; тем бо­лее что, кро­ме па­русных, у ту­рок во вто­рой ли­нии ды­ми­лись трубы двух па­ро­хо­дов – это сле­ва от вхо­да в бух­ту, а спра­ва, за ли­нией бо­евых су­дов, вид­не­лись два тран­спор­та и в треть­ей ли­нии – два ку­пе­чес­ких бри­га.

Но рас­смот­реть та­кие под­роб­нос­ти мож­но бы­ло толь­ко с под­хо­да, по­ка не заг­ре­ме­ла ка­но­на­да; по­том белый, как ва­та, гус­той пу­шечный дым покрыл все мо­ре от су­дов до бе­ре­га, а рус­ские ко­раб­ли засы­па­ло об­ва­лом чу­гу­на. Турец­кие ар­тил­ле­ристы це­ли­лись вверх, в мачты, в та­ке­лаж: так бы­ло им при­ка­за­но, та­ко­ва бы­ла так­ти­ка мор­ско­го боя у ту­рок…

От­нюдь не без вы­стре­ла шли обе ко­лонны: ору­дия пра­во­го бор­та ко­раб­лей На­хи­мо­ва и ле­во­бор­тные пуш­ки Но­во­силь­ско­го от­стре­ли­ва­лись нап­ра­во и на­ле­во; но в то вре­мя как тур­ки име­ли пе­ред со­бой од­ну цель и од­ну за­да­чу – на­нес­ти на­па­да­ющим как мож­но боль­ше вре­да, на­па­да­ющие должны бы­ли под смер­чем сна­ря­дов … ста­но­вить­ся на якорь в оп­ре­де­лен­ной дис­тан­ции друг от дру­га...

По флаг­ман­ским стро­ились ос­таль­ные су­да. Паль­ба, на­чав­ша­яся на хо­ду, ста­ла те­перь и силь­ней и серь­ез­ней: каждый из ко­раб­лей сос­ре­до­то­чил весь свой огонь на од­ной оп­ре­де­лив­ше­йся це­ли…

Прош­ло все­го толь­ко со­рок ми­нут с на­ча­ла боя, а по­ло­ви­на ту­рец­ко­го фло­та – четы­ре фре­га­та из се­ми и кор­вет – по­гиб­ла, сра­жа­ясь про­тив двух толь­ко рус­ских ко­раб­лей, по­гиб­ла, нес­мот­ря на мо­гу­щес­твен­ную под­дер­жку бе­ре­го­вой ба­та­реи…

А тем вре­ме­нем по­жар, ох­ва­тив­ший «Фаз­ли-Ал­лах», бы­вший «Ра­фа­ил», до­шел до его крю­йт-ка­меры, и силь­не­йший взрыв при уси­лив­шем­ся нор­де засы­пал го­ря­щи­ми об­лом­ка­ми ту­рец­кую часть Си­но­па.

За­го­рел­ся го­род. Го­рел фре­гат «Ни­за­миэ», по­дож­женный, как ока­за­лось пос­ле, бе­жав­шей с не­го ко­ман­дой. Го­ре­ли так­же и один из тран­спор­тов и ку­пе­чес­кий бриг; дру­гие за­то­ну­ли от рус­ских сна­ря­дов. Го­рел и один па­ро­ход – мень­ший. Дру­гой же ... бе­жал еще в са­мом на­ча­ле боя…

В Си­ноп­ской бух­те … в три ча­са дня шла пе­рес­трел­ка рус­ских ко­раб­лей с бе­ре­говы­ми ба­та­ре­ями – треть­ей, пя­той и шес­той, так как толь­ко чет­вер­тая мол­ча­ла уже, сры­тая до ос­но­ва­ния зал­па­ми «Чесмы». На­хи­мов не мог приз­нать боя за­кон­ченным, по­ка мог­ли еще на­но­сить вред бе­ре­говые ору­дия, хо­тя ту­рец­кие су­да и бы­ли уже все ис­треб­лены час на­зад…

Шлюп­ки, ка­теры, по­лу­бар­касы, от­прав­ленные с рус­ских су­дов к не ох­ва­ченным еще по­ка по­жа­ром ту­рец­ким су­дам, бо­роз­ди­ли в разных нап­рав­ле­ни­ях по­вер­хность бухты, те­перь уже со­вер­шен­но утих­шей. По­ра­зи­тель­на бы­ла эта ти­ши­на пос­ле не­дав­не­го страш­но­го гро­хо­та нес­коль­ких сот ору­дий в те­че­ние двух с лиш­ним ча­сов. Теперь слышны бы­ли толь­ко ко­манды или прос­то ок­ри­ки на рус­ском язы­ке, а там, со сто­роны ту­рок, – треск де­ре­ва, по­жи­ра­емо­го ог­нем; лю­дей ниг­де на бе­ре­гу не бы­ло вид­но…

В тем­но­те нас­ту­пив­шей но­чи пос­лед­ние ту­рец­кие фре­гаты, по­дож­женные ко­ман­да­ми рус­ских мат­ро­сов, пы­ла­ли зло­ве­ще и жут­ко, но на из­ра­ненных в бою ко­раб­лях баг­ровый свет по­жа­ров как в мо­ре, так и в Си­но­пе по­мо­гал су­довым плот­ни­кам за­делы­вать бре­ши в об­шив­ке и ус­та­нав­ли­вать за­пас­ной ран­го­ут на па­лу­бах». С.Н. Сер­ге­ев-Цен­ский «Си­ноп­ский бой».



comments powered by Disqus
Вы находитесьв разделе:
История картин

Назад к содержимому | Назад к главному меню
^ Вверх