Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Девушка в платке. Художник Венецианов

Опубликовано нелли урывская вход история одной картины · 24/5/2016 08:38:00
Tags: Венецианов


1830,xолст, мас­ло, 38x28 см Го­су­дар­ственный Рус­ский му­зей, Санкт-Пе­тер­бург

На обо­рот­ной сто­ро­не хол­ста не ука­за­но ни точ­ной даты, ни име­ни этой де­вуш­ки. В ка­та­ло­гах Рус­ско­го му­зея, а так­же во всех спра­вочных из­да­ни­ях и мо­ног­ра­фи­ях да­ти­ро­ван пор­трет ус­лов­но - 30-е годы, и наз­ва­ние столь же ус­лов­ное -"Де­вуш­ка в плат­ке" или "Де­вуш­ка в клет­ча­том плат­ке". Не встре­ча­ет­ся упо­ми­на­ний об этом пор­тре­те ни в пись­мах ху­дож­ни­ка, ни в вос­по­ми­на­ни­ях его близ­ких. Мо­жет быть, А. Г. Ве­не­ци­анов не при­да­вал боль­шо­го зна­че­ния этой ра­бо­те, не очень-то до­ро­жил ею? Скромный этюд, сде­ланный с кресть­ян­ской де­вуш­ки, по-ви­ди­мо­му, бы­стро, в один-два се­ан­са. Меж­ду тем са­ма воз­мож­ность по­яв­ле­ния его на свет бы­ла в не­ко­то­ром ро­де собы­ти­ем в ис­то­рии рус­ской жи­во­пи­си.

В Пе­тер­бур­гской Ака­де­мии ху­до­жеств Ве­не­ци­ано­ва назы­ва­ли "ри­су­ющий чи­нов­ник".

Сна­ча­ла он слу­жил в кан­це­ля­рии Ди­рек­то­ра почт, за­тем в Лес­ном де­пар­та­мен­те зем­ле­ме­ром, а в сво­бод­ное от службы вре­мя в Эр­ми­та­же ко­пи­ро­вал пас­телью Ру­бен­са и Рем­бран­дта, при­ни­мал за­казы на пор­треты и вско­ре стал поль­зо­вать­ся из­вес­тностью го­раз­до боль­шей, чем не­ко­торые ака­де­ми­ки жи­во­пи­си. Че­ло­век - во вся­ком слу­чае внеш­не - он был ти­хий, в споры ни­ког­да не всту­пал, сла­вой не ки­чил­ся, от пок­ро­ви­тель­ства мас­титых жи­во­пис­цев не от­казы­вал­ся. Кто бы мог по­ду­мать, что этот "ри­су­ющий чи­нов­ник" дав­но уже сос­та­вил "соб­ствен­ное свое по­ня­тие о жи­во­пи­си" и толь­ко до вре­ме­ни не то­ро­пит­ся за­яв­лять о се­бе?

Да­же дос­лу­жив­шись до чи­на ти­ту­ляр­но­го со­вет­ни­ка и по­лу­чив зва­ние ака­де­ми­ка жи­во­пи­си, он все еще ждал сво­его ча­са. Алек­сею Гав­ри­ло­ви­чу Ве­не­ци­ано­ву ис­пол­ни­лось со­рок четы­ре го­да, ког­да на обо­ро­те пор­тре­та М. М. Фи­ло­со­фо­вой (это по­лот­но на­хо­дит­ся в Треть­яков­ской га­ле­рее) он сде­лал над­пись: "Ве­не­ци­анов в мар­те 1823 го­ду сим ос­тав­ля­ет свою пор­трет­ную жи­во­пись".

И он де­йс­тви­тель­но пе­рес­та­ет пи­сать пор­треты по за­ка­зам, по­ки­да­ет Пе­тер­бург, пе­ре­се­ля­ет­ся в свою де­ре­вень­ку Са­фон­ко­во и пись­ма под­писы­ва­ет: "Ве­не­ци­анов Са­фон­ков­ский". С этой поры он сам де­лит свою жизнь как бы на две час­ти -од­на, ког­да он был прос­то Ве­не­ци­анов, и дру­гая, ког­да он стал Ве­не­ци­анов-Са­фон­ков­ский. Теперь, об­ре­тя не­за­ви­си­мость, вда­ли от су­етных за­каз­чи­ков, при­дир­чи­вой Ака­де­мии, ху­дож­ник мог тво­рить на сво­бо­де, пре­дос­тав­ленный сам се­бе, ру­ко­во­димый лишь соб­ственны­ми склон­нос­тя­ми и же­ла­ни­ями. Кра­со­та ок­ру­жа­юще­го ми­ра пе­ре­пол­ня­ла его ра­достью.

Вот кресть­ян­ка по пер­вой бо­роз­де ве­дет под уздцы ло­ша­дей. От еще не прог­ре­той зем­ли под­ни­ма­ет­ся лег­кий пар, и ка­жет­ся, буд­то кресть­ян­ка плы­вет в этой ды­мке, еле ка­са­ясь зем­ли босы­ми но­га­ми. Прек­рас­но бы­ло не что-то от­дель­ное, взя­тое са­мо по се­бе -мо­лодые лис­точ­ки или бо­со­но­гая кресть­ян­ка, а неч­то, со­еди­няв­шее их в од­но це­лое. Прек­рас­ной бы­ла са­ма жизнь зем­ли, прек­расным Ьы­ло чув­ство, ко­то­рое рож­да­лось в его гру­ди и со­еди­ня­ло с этой зем­лей, с людь­ми, ра­бо­та­ющи­ми на ней ("Вес­на на паш­не"). Про­йдет еще чет­верть ве­ка, преж­де чем Черны­шев­ский про­воз­гла­сит в своей зна­ме­ни­той дис­сер­та­ции: прек­рас­ное - есть жизнь, тем самым открыв но­вую по­ло­су в ис­то­рии эс­те­ти­чес­кой мы­сли, в са­мом хо­де раз­ви­тия рус­ско­го ис­кус­ства. А по­ка что скромный ху­дож­ник, поч­ти безвы­ез­дно жи­ву­щий в своей де­ре­вень­ке, вдох­но­вен­но ра­бо­та­ет, прок­лады­вая пу­ти этой ис­ти­не, до­ве­ря­ясь соб­ственным чув­ствам и сво­ему по­ни­ма­нию жиз­ненных яв­ле­ний.

"Ни­че­го не изоб­ра­жать ина­че, чем в на­ту­ре яв­ля­ет­ся, и по­ви­но­вать­ся ей од­ной без при­ме­си ма­не­ра ка­ко­го-ли­бо ху­дож­ни­ка, то есть не пи­сать кар­ти­ну a la Rybens, a la Rem­brandt и проч., но прос­то как бы ска­зать a la На­ту­ра" - так ду­мал Ве­не­ци­анов и так нас­тав­лял сво­их уче­ни­ков, вско­ре по­явив­ших­ся у не­го. Их он ис­кал и на­хо­дил средь бед­но­го лю­да и кре­постных, ве­руя, что, "иду­чи сим новым пу­тем", они приб­ли­зят­ся к прав­де и кра­со­те вер­нее, чем те, кто го­да­ми ко­пи­ру­ет рим­ские и гре­чес­кие об­разцы, изу­ча­ет клас­си­чес­кие по­лот­на, зат­вер­жи­ва­ет пра­ви­ла, при­об­ре­та­ет навы­ки, ос­та­ва­ясь глу­хим и слепым пе­ред тем ми­ром под­лин­ной кра­соты, ко­то­рую яв­ля­ет со­бой при­ро­да. Свои по­лот­на, что бы они ни изоб­ра­жа­ли, ху­дож­ник боль­ше не назы­ва­ет "пор­трет", "пе­йзаж", "жан­ро­вая сцен­ка", все это "этюды в бе­зус­лов­ном под­ра­жа­нии при­ро­де".

Ча­ще все­го он пи­шет кресть­ян­ские ли­ца. А пос­коль­ку он по сво­ему ду­шев­но­му нас­трою по­эт, то всег­да жаж­дет впе­чат­ле­ний, ко­торые по­мог­ли бы ему ут­вер­дить­ся в этом ка­чес­тве. Встре­тит он в по­ле мо­ло­дую свет­лог­ла­зую кресть­ян­ку, уса­дит ее пе­ред моль­бер­том, бро­сит ей на ко­ле­ни бу­кет ва­силь­ков и с тре­пе­том наб­лю­да­ет, как све­тит­ся ее ли­цо, как го­лу­бе­ют гла­за. И прис­таль­но вгляды­ва­ет­ся в это пре­об­ра­жен­ное ли­цо. Но по­эту ча­ще все­го при­хо­дит­ся от­сту­пать пе­ред ре­алис­том, ко­торый не мог не за­ме­тить вы­ра­же­ния по­кор­ной ус­та­лос­ти, ко­то­рое де­ла­ло ли­цо кресть­ян­ки засты­вшим, ка­менным. Он был слиш­ком чес­тен, чтобы пи­сать то, что ему хо­те­лось бы в ней уви­деть, а не то, что бы­ло на са­мом де­ле. И по­лот­но за­пе­чат­ле­ва­ло су­тулые пле­чи, боль­шие, нат­ру­женные ру­ки и взгляд, в ко­то­ром бы­ло столь­ко при­дав­лен­нос­ти, без­раз­ли­чия ко все­му на све­те ("Де­вуш­ка с ва­силь­ка­ми"). По­эт или ре­алист зас­тав­лял Ве­не­ци­ано­ва брать­ся за кисть, чтобы пи­сать "Жни­цу", "Кор­ми­ли­цу с ре­бен­ком", "Кресть­ян­ку Твер­ской гу­бер­нии"? Ско­рее все­го, по­эт, по­то­му что все это пор­треты кра­са­виц. Прав­да, ни в од­ном са­ло­не, ни в од­ной гос­ти­ной этих кресть­янок не наз­ва­ли бы кра­са­ви­ца­ми, они кра­сивы по на­родным, "му­жиц­ким" пред­став­ле­ни­ям: ру­мяны, то, что назы­ва­ет­ся "кровь с мо­ло­ком", их фи­гуры ды­шат здо­ровь­ем и си­лой-с лю­бой ра­бо­той спра­вят­ся, лю­бая труд­ность им ни­по­чем. Вгляды­ва­ясь в их ли­ца, мы по­ни­ма­ем, что сно­ва по­эт от­сту­пал пе­ред трезвым наб­лю­да­те­лем. Ху­дож­ник ста­рал­ся быть нас­толь­ко точным, что по его по­лот­нам ученые мо­гут изу­чать тип ли­ца твер­ской кресть­ян­ки-нес-коль­ко ску­лас­тое, ши­ро­ко рас­став­ленные гла­за, вы­со­кий глад­кий лоб, во­лосы, всег­да покры­тые по­вяз­кой, по­во­йни­ком, ко­кош­ни­ком или плат­ком. Они да­же по­хо­жи друг на дру­га, как по­хо­жи кра­са­вицы в сказ­ках, в на­родных пес­нях.

Изоб­ра­жая сво­их кресть­янок, ху­дож­ник как бы от­ре­кал­ся от тех по­ня­тий, пред­став­ле­ний о жен­ской кра­со­те, ко­торые су­ще-ство­ва­ли в его вре­мя. Слу­ча­лось и так, что в спо­ре по­эта и ре­алис­та оба при­хо­ди­ли к сог­ла­сию. И тог­да по­яв­ля­лись та­кие по­лот­на, как "Де­вуш­ка в плат­ке". Это ли­цо вы­де­ля­ет­ся в га­ле­рее ве­не­ци­анов­ских жен­щин. В нем нет ни­че­го засты­вше­го, оно ми­ло своей оду­хот­во­рен­ностью. Как слу­чи­лось, что жизнь, ис­пол­нен­ная тру­да и ли­ше­ний, по­ща­ди­ла это су­щес­тво, или толь­ко до вре­ме­ни обош­ла его сто­ро­ной? В дет­ски при­пух­ших гу­бах как буд­то тре­пе­щет улы­бка, в гла­зах столь­ко чис­то­го, яс­но­го све­та и та­кое до­ве­рие к ми­ру, ка­кое бы­ва­ет толь­ко в ран­ней юнос­ти. Все гар­мо­нич­но в чер­тах ее ли­ца, все ис­пол­не­но пре­лес­ти. Чем боль­ше вгляды­ва­ешь­ся в ее ли­цо, тем боль­ше уве­рен­нос­ти, что кра­со­та эта дос­то­йна счастья, рож­де­на для счастья. Ху­дож­ник как буд­то отды­хал, ра­бо­тая над этим по­лот­ном, пре­дав­шись меч­там. Об­разы кре­постных кресть­ян по­яв­ля­лись в рус­ской жи­во­пи­си и до Ве­не­ци­ано­ва -у Ар­гу­но­ва, Бо­ро­ви­ков­ско­го и дру­гих ху­дож­ни­ков, но толь­ко в его твор­чес­тве мир кресть­ян­ской жиз­ни и кресть­ян­ских по­ня­тий ста­но­вит­ся глав­ной те­мой, оп­ре­де­ля­ет са­мую сущ­ность его ис­кус­ства, его пред­став­ле­ний о кра­со­те.




comments powered by Disqus
Вы находитесьв разделе:
История картин

2010 -
Назад к содержимому | Назад к главному меню
^ Вверх