Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Картина "Приезд гувернантки в купеческий дом". Художник Перов

Опубликовано нелли урывская вход история одной картины · 30/5/2016 08:16:00
Tags: Перов



Холст, мас­ло. 44 x 53.3 см. Го­су­дар­ствен­ная Треть­яков­ская га­ле­рея

Ва­си­лий Гри­горь­евич Пе­ров - не прос­то один из круп­не­йших ху­дож­ни­ков вто­рой по­ло­вины XIX ве­ка. Это фи­гу­ра этап­ная, сто­ящая вро­вень с та­ки­ми мас­те­ра­ми, как И.Е. Ре­пин, В.И. Су­ри­ков, А. К. Сав­ра­сов. Его твор­чес­тво оз­на­ме­но­ва­ло рож­де­ние новых ху­до­жес­твенных прин­ци­пов и ста­ло ве­хой в ис­то­рии рус­ско­го ис­кус­ства.

В 1862 го­ду В.Г. Пе­ров пан­си­оне­ром от Ака­де­мии ху­до­жеств уехал в Па­риж, где со­вер­шен­ство­вал свое мас­тер­ство и, как он сам пи­шет, "прод­ви­нул­ся в тех­ни­чес­кой сто­ро­не". В то вре­мя мно­гие рус­ские ху­дож­ни­ки, на­хо­див­ши­еся за гра­ни­цей, об­ра­ща­лись к жан­ровым сце­нам, на­по­ми­нав­шим рус­скую де­йс­тви­тель­ность. В.Г. Пе­ров ра­бо­тал тог­да над ком­по­зи­ци­ями "Праз­дник в ок­рес­тнос­тях Па­ри­жа", "Шар­ман­щи­ца", "Де­ти-си­роты" и дру­ги­ми. Но он не вы­дер­жи­ва­ет по­ло­жен­но­го ему сро­ка и про­сит Ака­де­мию ху­до­жеств раз­ре­шить ему вер­нуть­ся на ро­ди­ну: "На­пи­сать кар­ти­ну со­вер­шен­но не­воз­мож­но, не зная ни на­ро­да, ни его об­ра­за жиз­ни, ни ха­рак­те­ра; не зная ти­пов на­родных, что сос­тав­ля­ет ос­но­ву жан­ра".

Твор­чес­кая де­ятель­ность В.Г. Пе­ро­ва бы­ла тес­но свя­за­на с Мос­квой: здесь он по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние, а по­том жил и ра­бо­тал в этом го­ро­де. Целые по­ко­ле­ния ху­дож­ни­ков вос­питы­ва­лись на по­лот­нах это­го мас­те­ра. По­доб­но луч­шим пред­ста­ви­те­лям рус­ской ли­те­ра­туры, В.Г. Пе­ров пос­вя­тил весь свой та­лант и все свое мас­тер­ство за­щи­те уг­не­тенных и обез­до­ленных, на­вер­ное, по­то­му офи­ци­аль­ные влас­ти и не жа­ло­ва­ли его при жиз­ни. И да­же на пос­мер­тной вы­став­ке ху­дож­ни­ка ни им­пе­ра­тор­ский Эр­ми­таж, ни им­пе­ра­тор­ская Ака­де­мия ху­до­жеств под пред­ло­гом "нет де­нег" не при­об­ре­ли ни од­ной его кар­тины16. Офи­ци­аль­ная Рос­сия не мог­ла прос­тить ве­ли­ко­му ху­дож­ни­ку-ре­алис­ту его воль­но­дум­ства и от­кры­то­го со­чув­ствия прос­то­му на­ро­ду.

Кар­ти­на "При­езд гу­вер­нан­тки в ку­пе­чес­кий дом", на­ря­ду со зна­ме­ни­той "Тро­йкой", "Про­во­да­ми по­ко­йни­ка" и дру­ги­ми по­лот­на­ми, то­же ри­су­ет тя­же­лое по­ло­же­ние лю­дей, вы­нуж­денных пу­тем на­ем­ной ра­боты сплошь и ря­дом ста­но­вить­ся в уни­зи­тель­ное по­ло­же­ние. В 1860-е годы Рос­сия прев­ра­ща­лась в ка­пи­та­лис­ти­чес­кую стра­ну, и новый хо­зя­ин жиз­ни - ку­пец, фаб­ри­кант, раз­бо­га­тев­ший кресть­янин - ста­но­вил­ся ря­дом с преж­ним хо­зя­ином-по­ме­щи­ком, стре­мясь ур­вать свою до­лю влас­ти над уг­не­тенным рус­ским на­ро­дом.

Пе­ре­до­вая рус­ская ли­те­ра­ту­ра чут­ко от­ме­ти­ла по­яв­ле­ние но­во­го хищ­ни­ка, вер­но раз­гля­де­ла его по­вад­ки, его бес­по­щад­ную ал­чность и ду­хов­ную ог­ра­ни­чен­ность. Яр­кие об­разы пред­ста­ви­те­лей "но­вой рус­ской" бур­жу­азии - всех этих Де­ру­новых, Ко­лу­па­евых, Ра­зу­ва­евых - соз­дал ве­ли­кий са­ти­рик М.Е. Салты­ков-Щед­рин. В те же годы А.Н. Ос­тров­ский об­ли­чал в сво­их пь­есах са­мо­дур­ство рос­си­йс­ких "хо­зя­ев жиз­ни". Вслед за прог­рес­сивны­ми пи­са­те­ля­ми В.Г. Пе­ров об­ра­тил свое ху­до­жес­твен­ное ору­жие про­тив под­ни­ма­юще­йся бур­жу­азии.

В 1865 го­ду в по­ис­ках на­туры для за­ду­ман­но­го про­из­ве­де­ния ху­дож­ник от­пра­вил­ся на зна­ме­ни­тую ни­же­го­род­скую яр­мар­ку, ку­да еже­год­но съ­ез­жа­лись купцы со всех го­ро­дов Рос­сии. Здесь про­ис­хо­ди­ли тор­ги, зак­лю­ча­лись кон­тракты и сдел­ки, здесь тор­го­ва­ло и пи­ро­ва­ло рос­си­йс­кое ку­пе­чес­тво.

Гу­ляя по вол­жской прис­та­ни, про­ха­жи­ва­ясь по Гос­ти­но­му дво­ру, по­се­щая лав­ки и ка­ра­ваны ку­пе­чес­ких су­дов на Вол­ге, за­си­жи­ва­ясь в трак­ти­рах, где за пу­затым са­мо­ва­ром вер­ши­ли свои тор­говые де­ла купцы, В. Пе­ров прис­таль­но всмат­ри­вал­ся в об­лик новых влас­ти­те­лей жиз­ни. И че­рез год на вы­став­ке в Ака­де­мии ху­до­жеств по­яви­лась его кар­ти­на "При­езд гу­вер­нан­тки в ку­пе­чес­кий дом", за ко­то­рую он по­лу­чил зва­ние ака­де­ми­ка.

Все в этой кар­ти­не вы­гля­дит не­обы­чно: чис­тая, свет­лая ком­на­та с кру­жевны­ми порть­ера­ми, зо­лотые звез­доч­ки на обо­ях, гир­лянды зе­ле­ни, по­ли­ро­ван­ная ме­бель, пор­трет од­но­го из пред­ста­ви­те­лей ро­да. Но у зри­те­ля сра­зу же воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что; это все­го лишь фа­сад, де­ко­ра­ция, а ис­тин­ная жизнь до­ма на­по­ми­на­ет о се­бе темны­ми про­ема­ми две­рей и сгру­див­ши­ми­ся в них людь­ми. В цен­тре об­ще­го вни­ма­ния - мо­ло­дая де­вуш­ка, скром­но, но со вку­сом оде­тая в тем­но-ко­рич­не­вое платье и ка­пор с го­лу­бой шел­ко­вой лен­точ­кой. В ру­ках у нее ри­ди­кюль, и она вы­ни­ма­ет из не­го ат­тес­тат на зва­ние до­маш­ней учи­тель­ницы. Ее стро­йная, у чуть скло­нен­ная фи­гу­ра, об­ри­со­ванный тон­кой ли­нией изящный,; про­филь неж­но­го ли­ца - все на­хо­дит­ся в ра­зи­тель­ном кон­трас­те с очер­та­ни­ями при­зе­мистых фи­гур ку­пе­чес­ко­го се­ме­йс­тва, на ли­цах ко­торых от­ра­зи­лись и лю­бопы­тство, и удив­ле­ние, и по­доз­ри­тель­ная не­доб­ро­же­ла­тель­ность, и ци­нич­но-са­мо­до­воль­ная ус­меш­ка.

Вся ку­пе­чес­кая семья вы­сы­па­ла нав­стре­чу бед­ной гу­вер­нан­тке. "Сам" так то­ро­пил­ся встре­тить­ся с бу­ду­щей вос­пи­та­тель­ни­цей сво­их чад, что да­же не пот­ру­дил­ся одеть­ся поп­ри­лич­нее: как был в до­маш­нем ма­ли­но­вом ха­ла­те, так и вы­шел в пе­ред­нюю. "Мо­ему нра­ву не пре­пят­ствуй" - чи­та­ет­ся во всей его са­мо­до­воль­ной фи­гу­ре. Ши­ро­ко рас­ста­вив но­ги, тучный хо­зя­ин наг­ло рас­смат­ри­ва­ет де­вуш­ку - как то­вар, доб­рот­ность ко­то­ро­го он же­ла­ет оп­ре­де­лить. Что-то бы­чье есть во всем его об­ли­ке, бес­ко­неч­ное са­мо­до­воль­ство раз­ли­то по всей его туч­ной фи­гу­ре и вы­ра­же­но в зас­панных, бес­смы­слен­но ус­трем­ленных на де­вуш­ку гла­зах. Что за тип ку­пе­чес­кий сы­нок, нет­руд­но до­га­дать­ся по его раз­вяз­ной по­зе и наг­ло­му вы­ра­же­нию ли­ца. Ци­нич­но раз­гляды­ва­ет вос­пи­та­тель­ни­цу этот бу­ду­щий "трак­тирный ку­ти­ла" и ло­ве­лас. За спи­ной куп­ца стол­пи­лись его же­на и до­че­ри. Туч­ная куп­чи­ха вы­со­ко­мер­но и враж­деб­но смот­рит на юную гу­вер­нан­тку, а ку­пе­чес­кие доч­ки пос­мат­ри­ва­ют на мо­ло­дую де­вуш­ку с ка­ким-то бес­смы­сленным ис­пу­гом.

Тяже­ло при­дет­ся в этом се­ме­йс­тве ин­тел­ли­ген­тной, об­ра­зо­ван­ной де­вуш­ке, и нем­но­го нуж­но про­зор­ли­вос­ти зри­те­лю, чтобы до­га­дать­ся: про­ма­яв­шись ка­кое-то вре­мя с ку­пе­чес­ки­ми ча­да­ми, сбе­жит она от них, ку­да гла­за гля­дят.

По­лот­но "При­езд гу­вер­нан­тки в ку­пе­чес­кий дом" бы­ло ти­пич­ной кар­ти­ной для 1860-х го­дов, и не толь­ко в твор­чес­тве В.Г. Пе­ро­ва. Не­боль­шо­го раз­ме­ра, с чет­ко вы­яв­ленным сю­же­том, взятым из жиз­ни со все­ми ее обы­денны­ми под­гляды­ва­ющи­ми и под­слу­ши­ва­ющи­ми под­роб­нос­тя­ми, эта кар­ти­на бы­ла чрезвы­ча­йно ха­рак­тер­ной для жи­во­пи­си тех лет. В те же годы по­яв­ля­ют­ся ра­боты А. Юша­но­ва "Про­воды на­чаль­ни­ка" и Н. Нев­ре­ва "Торг". В.Г. Пе­ров не толь­ко сам фор­ми­ро­вал ре­ализм в жи­во­пи­си, но и фор­ми­ро­вал­ся им, впиты­вал мно­гое из ху­до­жес­твенных дос­ти­же­ний сов­ре­мен­ни­ков, но си­лой сво­его та­лан­та под­ни­мал эти дос­ти­же­ния на бо­лее вы­со­кий со­ци­аль­ный и эс­те­ти­чес­кий уро­вень.

В фе­до­тов­ском "Сва­тов­стве майора" ку­пец еще за­ис­ки­вал пе­ред дво­рян­ством, и самым за­ветным его же­ла­ни­ем бы­ло по­род­нить­ся с офи­це­ром в густых эпо­ле­тах. В кар­ти­не П. Фе­до­то­ва ку­пец изоб­ра­жен в по­зе еще поч­ти­тель­но­го сму­ще­ния. Он то­роп­ли­во на­пя­ли­ва­ет на се­бя неп­ривы­чный для се­бя па­радный сюр­тук, чтобы дос­то­йно встре­тить важ­но­го гос­тя. У В. Пе­ро­ва ку­пец и все его до­мо­чадцы ощу­ща­ют се­бя ку­да бо­лее зна­чи­тель­ны­ми людь­ми, чем ин­тел­ли­ген­тная де­вуш­ка, пос­ту­па­ющая к ним на служ­бу.

Уни­же­ние че­ло­ве­чес­ко­го дос­то­ин­ства, стол­кно­ве­ние ду­шев­ной тон­кос­ти и сы­то­го ме­щан­ства, попы­тка куп­ца "скло­нить гор­дость" рас­кры­ва­ют­ся у В. Пе­ро­ва с та­кой пол­но­той со­чув­ствия и през­ре­ния, что и се­год­ня (спус­тя поч­ти 150 лет) мы при­ни­ма­ем все близ­ко к сер­дцу, как и первые зри­те­ли кар­тины.

"При­езд гу­вер­нан­тки" час­то ру­га­ли за су­хость ко­ло­ри­та, и да­же А.А. Фе­до­ров-Давы­дов от­ме­чал: "Од­на из ос­тре­йших по те­ма­ти­ке, впе­чат­ля­ющих кар­тин В. Пе­ро­ва, эта пос­лед­няя, неп­ри­ят­на в жи­во­пис­ном от­но­ше­нии... Тона этой кар­тины неп­ри­ят­но ре­жут ла­за". А ведь здесь ху­дож­ник по­ра­зил зри­те­ля своей цве­тис­той Изы­скан­ностью: чер­ное и ли­ло­вое, жел­тое и ро­зо­вое - все цве­та сияют в пол­ную си­лу. Сле­ду­ет толь­ко приг­ля­деть­ся, как ко­ло­рис­ти­чес­ки вы­де­ла­на цен­траль­ная груп­па, как мяг­ко, но оп­ре­де­лен­но по цве­ту взяты фи­гуры вто­ро­го пла­на.

...В.Г. Пе­ров умер в воз­рас­те со­ро­ка вось­ми лет. Он был че­ло­ве­ком чут­кой ду­ши и боль­шо­го ума, и В.И. Не­ми­ро­вич-Дан­чен­ко на­пи­сал сти­хот­во­ре­ние "Па­мя­ти Ва­си­лия Гри­горь­еви­ча Пе­ро­ва":

Ты не был ни­ког­да ре­мес­лен­ни­ком жадным,
През­ренным тор­га­шом...
На гор­дое че­ло
Сво­екоры­стие пок­ро­вом бе­зот­радным
По­зор­ной те­нию ни ра­зу не лег­ло.
И не слу­жил, как раб, ты при­хот­ли­вой мо­де...
Н.A.Иoни­нa


comments powered by Disqus
Вы находитесьв разделе:
История картин

2010 -
Назад к содержимому | Назад к главному меню
^ Вверх